На Браславщине похоронен сын известной поэтессы Марины Цветаевой. Интервью с краеведом

Общество
Виктор Бунта, учитель истории Консталинской школы, – известный на Браславщине краевед. Вместе со своими воспитанниками он уже не единожды открывал малоизвестные широкой публике страницы из богатого прошлого нашего региона. А в прошлом году любители истории задались вопросом, действительно ли в братской могиле в д. Струневщина Друевского сельсовета похоронен Георгий Эфрон, имя которого указано на памятнике. Ведь некоторые специалисты в этом сомневаются. К тому же захоронение является посещаемым туристическим объектом. Мы побеседовали с руководителем исследовательской работы «Мур, где ты? Тайна одинокой могилы» о ее содержании.
– Виктор Елисеевич, напомните читателям, кто такой Г. Эфрон.

– Георгий родился 1 февраля 1925 года в Чехословакии в семье белого офицера-эмигранта Сергея Эфрона и великой поэтессы Марины Цветаевой. Его детство прошло во Франции. В 14 лет он впервые попал на свою историческую родину, в Москву. М. Цветаева называла мальчика Мур. Он рос талантливым ребенком и мечтал посвятить свою жизнь популяризации французской культуры в России и русской – во Франции.

Накануне войны арестовали его отца, которого затем расстреляли. В августе 1941 г., не выдержав тягот эвакуации, свела счеты с жизнью мать. В 1943 г. Георгий поступил в Литературный институт в Москве, а в 44-м его призвали в армию. Он участвовал в боях за освобождение Витебска и Полоцка.

– Г. Эфрон известен лишь как сын великой поэтессы?

– Погибший оставил несколько дневников и ряд писем, которые издавались не один раз. В этих записях Георгий проявил себя глубоко мыслящим и тонким наблюдателем. Исследователи ценят его дневники за живую объективную информацию о жизни творческой интеллигенции в 30 – 40-е годы. Так что герой нашей работы – вполне самостоятельный талантливый автор.

– А как погиб молодой боец?

– Мы постарались изучить все доступные источники, ведь судьбой Георгия интересовались и проводили скрупулезную работу в архивах и на местах его последних боев такие серьезные исследователи, как военный журналист полковник Станислав Грибанов (1970-е годы), очень основательно занимался темой сотрудник краеведческого музея Александр Пантелейко (1992 – 1996 гг.), подполковник медицинской службы запаса, правозащитник и писатель Виктор Сенча. И у нас была надежда, что на сайте подлинных документов Великой Отечественной войны «ПАМЯТЬ НАРОДА» появились новые источники.

В общих чертах итоги их исследований близки, но прямых указаний на трагическую судьбу Г. Эфрона пока нет. Известно лишь, что его 437-й полк 7 июля 1944 г. начал наступление у д. Друйка Браславского района. В бою Георгий был ранен и отправлен в 183-й медсанбат. Но в журнале приема раненых Г. Эфрон не значится. Подобная ситуация случилась в этот день еще с семью ранеными однополчанами Георгия. Получается, они исчезли по дороге.

Есть несколько версий гибели молодого бойца, каждая из которых имеет косвенное подтверждение: смерть от ран по пути в медсанбат, похоронен у дороги, а информация затерялась; обоз с ранеными попал под бомбежку, и все погибли; на обоз могли напасть немецкие разведчики либо окруженцы, которые добили раненых как нежелательных свидетелей.

– Где тогда похоронен сын М. Цветаевой, и почему на памятнике в д. Струневщина его имя?

– Документально подтвержденного места могилы Г. Эфрона, к сожалению, нет. А имя на памятнике, по неофициальной версии, поместили в память о весьма вероятной его гибели в этих местах. Нам остается лишь поверить сердцу тети Георгия Анастасии Цветаевой, которая в 70-е годы приезжала на место последнего боя племянника и произнесла: «Я чувствую: он здесь!»

– В чем, на ваш взгляд, причина отсутствия информации о смерти Г. Эфрона?

– Согласно книге «Память. Браславский район» пропажа бойца может быть объяснена приказом командира 154-й стрелковой дивизии, в которой служил Георгий, за ноябрь 1944 года, где отмечалось, что «в погребальной команде 437 полка плохо ведется учет погибших, были случаи, когда павшие оставались на поле боя непогребенными».

– А известно ли, кто действительно похоронен в братской могиле у д. Струневщина?

– В соответствии с донесением о боевых потерях 437-го стрелкового полка в братской могиле у д. Струневщина в 1944 году было похоронено 5 воинов Красной Армии. В конце 40-х годов часть останков перенесли в Браслав. На сегодняшний день числятся похороненными в могиле три воина: С. Е. Бондаренко, П. П. Чуклов и Г. С. Эфрон.

– Виктор Елисеевич, почему не все воины были перезахоронены в братскую могилу в Браславе?

– Есть информация, что порой в первичных могилах брали на перезахоронение лишь отдельные фрагменты тел. Возможно, поэтому в документах и оставили три случайные фамилии с учетом того, что ктото остался в земле. На памятнике фамилия лишь одна – Г. Эфрона. Думаю, на нём необходимо разместить дополнительную табличку с именами бойцов, числящихся в списках захороненных. Надеюсь, что в скором времени так и произойдет.

– Благодарю за содержательный разговор и присоединяюсь к поздравлениям в связи с тем, что итог вашего с воспитанниками труда отмечен дипломом третьей степени на областном конкурсе исследовательских работ. ■
Казимир ПЕТУШКО