Второй хлеб: почему на Браславщине перестали выращивать картофель

Актуальное Экономика и финансы
Пришел сентябрь — пора массовой уборки картофеля. Ранее в это время на поля колхозов и совхозов высаживался многочисленный трудовой десант. На уборку картофеля приезжали студенты и школьники, рабочие и служащие из городов, солдаты срочной службы. Оно и не удивительно, ведь при СССР Беларусь являлась основным поставщиком клубней во многие регионы большой страны. Например, в 1970 году республика собрала их более 13 миллионов тонн. При этом примерно 50 % урожая давали сельхозпредприятия и столько же — личные огороды деревенских жителей.

За последних 30-40 лет ситуация резко поменялась. Значительно сократились отводимые под второй хлеб площади, а с ними и валовой сбор. Так, в 2018 году в республике накопали менее 6 миллионов тонн клубней, причем почти 90 % — это картофель из фермерских и личных подсобных хозяйств.

В нашем же районе сельхозпредприятия 7-8 лет тому назад полностью отказались от выращивания этой культуры, а на колхозных мехдворах уже не увидишь специальных агрегатов для посадки, возделывания и уборки картофеля.

Правда, в некоторых организациях сажают гектар-два для собственных столовых. Почему же наша традиционная культура, из-за которой белорусов зовут бульбашами, получила статус нелюбимой падчерицы? Ответ на этот вопрос попыталась выяснить в ходе встреч с бывшими руководителями и главными агрономами наших сельхозпредприятий.

Все мои собеседники вспоминали 70-80-е годы прошлого века, когда в районе картофелем занимали более 2 000 гектаров, а на его выращивании специализировались целые звенья, которые добивались высоких урожаев. Недаром же несколько звеньевых получили ордена и медали за свою работу.

Но здесь хочу подчеркнуть, что в те года была плановая экономика. Каждому колхозу доводилось задание, куда, кому и сколько продать картофеля, цена же устанавливалась одна для всех поставщиков. Рентабельно это или нет, никто не задумывался. Главное — выполнить план. А поскольку в хозяйствах, как правило, не хватало своего урожая, его закупали у населения. Таким образом еще и стимулировали сельских жителей к выращиванию этой культуры.

С нашего района картошка поставлялась в Москву, Ленинград и их области, а также Балтийскому флоту.

Не пропадали и мелкие клубни. Они шли на корм свиньям, которых растили во всех хозяйствах. На личных же подворьях картофель служил основным фуражом для прокорма собственного скота, да и на столе он для многих людей был не вторым, а первым хлебом.

Однако пришли 80-е, а с ними такие понятия, как хозрасчет и себестоимость. И здесь руководители, что мыслили рационально, начали подсчитывать затраты. Тогда закупочные цены на килограмм картофеля устанавливались в 6-8 копеек, за пищевое же зерно – 11-13. А затраты на выращивание первой и второй культуры получались условно пропорциональными. Поэтому правдами и неправдами от выращивания клубней стали потихоньку отказываться.

После развала Советского Союза, когда на наш основной рынок сбыта — Россию — хлынула лавина сельхозпродукции из Европы, свою нишу мы там потеряли.

Так вот, если посмотреть на реалии, как утверждали мои собеседники, никакой трагедии в том, что на наших полях не находится места для второго хлеба, нет. Во-первых, выращивание картофеля переместилось в более благоприятные по климату для этой культуры регионы республики. Во-вторых, в настоящее время созданы специализированные перерабатывающие предприятия, которые переняли опыт передовых европейских стран и научились получать более высокие урожаи. Например, в нашей области Толочинский консервный завод получает урожай в 500 центнеров с гектара, до чего не может дотянуться ни одно из неспециализированных хозяйств. В последних собирают максимум 300 ц/га, а это уже нерентабельно. В-третьих, спрос на второй хлеб значительно сократился. Горожане больше не делают больших запасов на зиму: есть возможность в любое время купить в магазине. Сельчане же сократили поголовье скота и перешли на комбикорма. В-четвертых, и это главное, для наших хозяйств принудительное, как было раньше, выращивание картофеля стало бы еще одной ступенькой к финансовому краху.

Поэтому не стоит слишком переживать, когда, проезжая по территории района, не увидишь ни одной колхозной плантации картофеля. Это вовсе не значит, что наш рынок, как когда-то российский, заполонил товар из стран ЕС. Свои потребности и резервы при нынешнем производстве Беларусь заполняет. Так, по данным БелТА, из планируемого в этом году урожая в 1 миллион тонн картофеля 190 тысяч тонн пойдет на семена, 180 — на промпереработку, 165 — в торговлю и стабилизационный фонд, 645 — на продажу на ярмарках, выставках и на экспорт.

Таким образом, получается, что при всех сокращениях объемов производства республика полностью обеспечивает себя в потребностях этом пищевым продуктом.

Вернуть же себе прозвище бульбашей мы сможем, только пробив ниши на экспортном рынке. До тех пор зерно будет нам дочерью, а картофель на наших полях останется падчерицей. ■

Ольга ПОТАПОВИЧ.