В Браславе предприниматель хочет открыть ритуальный зал. Что думают браславчане

Актуальное
Для оказания погребальных услуг, в том числе и предоставления зала для отпевания и прощания родных и близких с покойным, и в Браславе индивидуальный предприниматель выкупила здание райпо. Но далеко не всех горожан устраивает место размещения ритуального зала, о чем свидетельствует и коллективное обращение в райисполком со 120 подписями.

ПОКОЙНЫМ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО

Светлана ПАВЛЮКЕВИЧ, мать двоих малолетних детей:

— Я не возражаю, что зал для отпевания усопшего, прощания с ним родных и близких нужен нашему городу. Я, как и десятки людей, выразивших свое несогласие личной подписью, не могу смириться с тем, что публичное помещение под ритуальный зал будет размещаться по ул. Энгельса, 15.

Улица эта очень узкая, здесь нет места для зеленых зон и детских игровых площадок. Так сложилась старая застройка города, что, к примеру, соседский дом стоит в буквальном смысле на границе нашего земельного участка. Практически впритык к тыльной стороне здания по Энгельса, 15 размещается детский садик, а с лицевой — окна нашего дома и предполагаемого ритуального зала разделяет лишь узенькая улочка. Кому же из родителей безразлично, что ежедневно отпечатывается в сознании их детей: разноцветные шарики или траурная процессия?

Нам абсолютно понятен смысл ответа на коллективное обращение: у местной власти нет законных оснований не разрешать индивидуальному предпринимателю оказывать комплекс ритуальных услуг по этому адресу. Нет так нет. Но меня одолевают сомнения, как проявляющему интерес к окружающему миру пятилетнему сынишке объяснять, глядя на гробы и поминальные действия, что смерть — это естественный процесс в жизни людей и природы, ведь даже слоны, простите, реагируют на утерю своих особей.

Люди всё-таки более тонкие существа и переживают потерю родных гораздо острее. В дань уважения к умершему принято останавливаться и пропускать процессию. А ведь по нашей улочке от музея к Замковой горе часто продвигаются туристы. Не думаю, что они будут рады случайной встрече. Друзья шутят, что перестанут заходить в гости. Вот сидим мы во дворе у костра, готовим шашлыки, веселимся, а рядом вдруг — венки, слезы, причитания. И мы невольно становимся соучастниками скорби. Если бы я с мужем знала, что напротив через узкую дорогу откроется ритуальный зал, то, может быть, даже не обустраивала бабушкин дом. По этой же причине волнуются и другие соседи, у которых также здесь есть наследство. Никто не хочет, чтобы дети росли под рыдания плачущих на похоронах людей. Я принципиально не против ритуального зала, но считаю, что он должен размещаться в отдалении от жилых домов, дошкольных и школьных учреждений, поэтому здесь ему не место.

БОЯТЬСЯ СОСЕДСТВА НЕ СТОИТ

Ольга ЛЕВША, психолог:

— В советские годы из-за отсутствия специальных помещений в нашей стране сложилась традиция проводить прощание с усопшим дома, храня тело по два-три дня. Данная процедура вдвойне негативно воздействовала на членов семьи, которые потеряли близкого человека, да еще и были вынуждены находиться с покойным на протяжении нескольких дней. По данным психологов, при виде мертвого тела человек испытывает стресс и организм пытается заставить его покинуть место, где сосредоточен негатив.

Соседи в доме также вынуждены сталкиваться с эмоциональными потрясениями, начиная от известия о смерти знакомого им человека до встречающих их утром и вечером ритуальных предметов в виде крышки гроба и креста на лестничной клетке.

Также несколько дней, пока тело находится дома, об отдыхе и необходимом сне для восстановления сил не может быть и речи. Нередко после похорон из-за стресса происходит обострение различных заболеваний и человек выбивается из ритма жизни на долгое время.

На сегодняшний день использование квартир для прощания с умершим сохраняется лишь в небольших городах и поселках городского типа, где не оборудованы специальные помещения. Ритуальные залы в городе — такая же необходимая часть инфраструктуры, как продуктовый магазин или банковское отделение. Если в деревне устроить поминки можно в собственном доме, то в квартире это очень сложно. Все взрослые люди прекрасно понимают, как тяжело спускать покойного, скажем, с пятого этажа. Видимо, более цивилизованно будет, если умершего подготовят к похоронам в специальном помещении.

Думаю, не стоит бояться соседства с ритуальным залом. Во-первых, это отдельное закрытое помещение, во-вторых, половина нашего города — это частная жилая застройка, и вероятнее всего, что по устоявшейся традиции люди по-прежнему будут провожать родных в последний путь из своих домов. Поэтому встречи с ритуальной процессией на ул. Энгельса вряд ли будут частыми.

Отразится ли это на психике ребенка, зависит от родителей, их отношения к ситуации. Дети горюют в ответ на наше горе, пугаются в ответ на наш проявленный страх. Поэтому взрослому человеку необходимо следить за своими реакциями, чтобы детей не испугать. Ребенок будет чувствовать себя психологически защищенным тогда, когда родитель оценивает окружающую ситуацию адекватно. Если на глазах у малыша идет похоронная процессия, он видит много слез и горя, не стоит «заминать» этот момент, лучше объяснить, что именно сейчас происходит. Как? Дайте ребенку столько информации, сколько он запрашивает. Отвечайте ровно на то, о чем он спрашивает. В западных и американских фильмах, объясняя, что такое смерть, родители часто отвечают детям: «Он ушел на небо». И этого ответа чаще всего бывает достаточно, чтобы усмирить детское любопытство. ■

Фото Казимира ПЕТУШКО.