«Хотите, поможем закодироваться? — Нет. Я сам могу. — Работать слесарем пойдете? — Нет, я лучше по «шабашкам»…

Власть и общество

Фото носит иллюстративный характер.

«Вы должны понять, что общество за вас переживает, заботится о вашей безопасности и благополучии», — такими словами начальник Браславского РОВД Сергей Бержанин напутствовал собеседников, в формате заседания называемых чаще приглашенными…

Как нетрудно догадаться, речь идет о работе совета общественного пункта охраны правопорядка города Браслава и наблюдательной комиссии. Сказать, что формирования стараются помочь оступившимся, — значит ничего не сказать. Так было, есть и будет. Проблема в том, что нерадивые граждане зачастую не ценят этого. «Хотите, поможем закодироваться? — Нет. Я сам могу. — Работать слесарем пойдете? — Нет, я лучше по «шабашкам»… Такие диалоги на ОПОПе не редкость, а, скорее, система. Да и пить бросить сам ведь не сможет, и работать, как показывает практика, не намерен.

Между тем любой шаг в сторону прогресса меняет очень многое. Слышали о «теории разбитых окон», появившейся с легкой руки криминалистов? Ее авторы утверждают, что для разгула преступности многого не требуется: достаточно выбитого, но не вставленного обратно стекла. Это сигнал о безнаказанности, за которым следуют более масштабные и тяжелые преступления. Термин получил широкое распространение во время криминального кризиса в Нью-Йорке, случившегося на границе 70-80-х годов ХХ века. В какой-то степени емкий смысловой аналог «разбитым окнам» есть и в нашей культуре: «сгорел сарай — гори и хата». Такой подход также подразумевает попустительское отношение к одним аспектам жизни при проблемах в других. Скандалы в семье, пьянство, притоны, алименты, потеря работы, изъятые дети, правонарушения — всё это зачастую звенья одной цепи, появляющиеся тем не менее далеко не одновременно. Просто человек опускает руки, поддается влиянию ситуации, а позже — не той компании и вуаля — очередной приглашенный на ОПОП.

Как решили проблему в Нью-Йорке? Власти начали с малого: максимально упорно и жестко боролись с, казалось бы, незначительными проблемами. Безбилетники, граффитисты, мелкие хулиганы и даже те, кто мусорил на улицах, подверглись мощному прессингу. Общество получило ответный сигнал: за порядком в городе следят, от ответственности не уйти. Уровень преступности резко упал, а город в скором времени стал одним из самых безопасных в США. Теория сработала. И суть ее в том, что в социуме за малыми поступками всегда следуют большие, причем во всех направлениях.

Вот и браславчане, потерявшие достойное место в обществе, чаще всего особо не стремятся исправить ситуацию, а лишь усугубляют свое положение. В итоге — ЛТП или тюрьма. А ведь всё может быть по-другому. Закодировался, согласился на предложенную работу, зарекомендовал себя, стал зарабатывать, выплатил алименты, избежал судимости… Этакая «теория разбитых окон» наоборот.

Понимали ли это те девятеро, кого участковые доставили в тот день в РОВД? Возможно. Но для того и работает профилактический механизм, чтобы объяснить человеку: еще не всё потеряно, нужно лишь приложить определенные усилия. К счастью, некоторые соглашаются. А значит, всё было не зря. ■

Вячеслав КОЛОДЫНСКИЙ.